Юдович Яков Эльевич

Родился 6 марта 1937 г. в Москве в учительской семье. Главный научный сотрудник лаборатории литологии и геохимии осадочных формаций Института геологии Коми НЦ УрО РАН (г. Сыктывкар), доктор геолого-минералогических наук, действительный член Академии естественных наук РФ, член Уральской Академии геологических наук (УАГН) и Нью-Йоркской академии наук, профессор Сыктывкарского университета (1996–2003), Заслуженный работник Республики Коми, Заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии Республики Коми (1999), лауреат Премии РАН им. акад. А. П. Виноградова (2011), лауреат конкурса РМО (2010) в номинации «Персональный вклад в создание или развитие научного направления».

Я. Э. Юдович проявляет большую научную и общественную активность. Он подготовил несколько кандидатов наук и одного доктора наук, составил и прочитал два курса геохимии в Сыктывкарском университете, плодотворно занимается научно-редакционной работой, известен как незаурядный популяризатор науки. В 1990–1995 г. г. был избран и работал в качестве народного депутата Верховного Совета Коми АССР 12-го созыва, избирался делегатом Общего собрания РАН, был членом Уральской региональной секции Межведомственного Совета по прикладной геохимии, Научного Совета по проблемам геохимии при ГЕОХИ РАН, активно работает в качестве рецензента РФФИ и ряда отечественных и международных журналов.

Я. Э. Юдович – один из наиболее крупных в России специалистов в области геохимии осадочных пород, автор более 250 опубликованных научных работ, в том числе 20 монографий. За период научной деятельности разрабатывал пять основных направлений.

3.1.1. Геохимия ископаемых углей. В серии статей, брошюр и ряда монографий и отдельных изданий (1972, 1978, 1985, 1989, 2001, 2002, 2004, 2005, 2006) впервые разработал целостную концепцию геохимии неорганических компонентов углей, включая как ценные (Ge, U и др. ), так и токсичные (As, Hg, Be и др. ). Цикл работ по геохимии углей получил большую известность в СССР, Польше, Чехословакии, Болгарии, Венгрии. В последние годы работы Я. Э. Юдовича по экологической геохимии углей интенсивно переводятся на английский язык и публикуются в международных журналах. В 2011 г. Я. Э. Юдович и М. П. Кетрис удостоены Премии РАН им. акад. А. П. Виноградова за цикл работ по геохимии и экологической геохимии ископаемых углей.

3.1.2. Геохимия металлоносных «черных сланцев». В более чем 25 статьях, брошюрах и пяти монографиях (1988, 1994, 1997, 1998, 1998) впервые выстроена целостная концепция геохимии и металлогении черных сланцев. Большинство работ опубликовано в рамках Международного проекта IGCP-254 (в том числе заключительная монография на английском языке) и широко известны в научном сообществе. В 1999 г. Я. Э. Юдович и М. П. Кетрис удостоены Государственной премии Республики Коми за цикл работ по геохимии металлоносных черных сланцев.

3.1.3. Региональная геохимия осадочных толщ. Цикл этих работ был в 1984 г. квалифицирован в ГЕОХИ АН СССР как новое научное направление. В его рамках опубликовано несколько десятков статей и брошюр по региональной геохимии Севера Урала и Пай-Хоя, а также пять монографий (1980, 1981, 1998, 1998, 2002). Главным результатом этих исследований является концепция геохимических горизонтов стратисферы – сравнительно узких интервалов стратиграфического разреза, устойчиво обогащенных определенными рудными компонентами. Такие горизонты могут распространяться на огромную территорию, имеют сингенетическую природу и рассматриваются Я. Э. Юдовичем как важнейшие геохимические критерии для прогнозирования стратиформных месторождений полезных ископаемых. На основе этой концепции ему удалось сделать весьма удачные прогнозы в отношении поисков баритов, фосфоритов и руд марганца.

3.1.4. Петрохимия осадочных пород и их аналогов – «литохимия». Я. Э. Юдович считает «литохимию» самостоятельной ветвью геохимии осадочных пород и является признанным лидером этого направления. В рамках литохимии он разработал химическую классификацию осадочных пород, методы диагностики вулканогенной примеси в породах и реконструкции субстрата метаморфитов, эффективно использовал методику литохимии для глобального обобщения состава черных сланцев (монография-88) и для анализа химического состава осадочных и метаморфических пород на Севере Урала и Пай-Хое (монографии 1997–1998 гг.) и совместно с М. П. Кетрис организовал и провел в Сыктывкаре две Всероссийских школы по литохимии (1997, 2006). Эти работы завершились в 2000 г. опубликованием фундаментальной монографии «Основы литохимии», в 2002 г. номинированной на соискание премии РАН им. акад. А. П. Виноградова.

3.1.5. Геохимическая и минералогическая диагностика литогенеза. По данной новой теме опубликована монография на основе прочтенного в Томском государственном университете курса лекций (Томск, 2007); монография по минеральным индикаторам литогенеза (Сыктывкар: 2008). Эта монография в 2010 г. была удостоена Бронзовой медали Российского минералогического о-ва. Была издана монография (Екатеринбург: 2010) по диагностике продуктов вулканизма в осадочных толщах, и в декабре 2010 г. на Виноградовских чтениях кафедры геохимии геологического факультета МГУ прочтен программный доклад «Геохимическая диагностика литогенеза», представляющий собой реферат одноименной книги:  «Юдович Я.Э., Кетрис М.П. Геохимическая диагностика литогенеза (литологическая геохимия). – Сыктывкар: Геопринт, 2011, 740 с.»

 

Я.Э.Юдович

Жизненный опыт-75
Доклад на расширенном заседании Ученого совета
Ин-та геологии УрО РАН 6 марта 2012 г.

Дорогие коллеги: благодарю вас за то, что вы решили придти послушать меня в столь важный для меня день. Я хорошо помню, как на этой же трибуне в 1994 г. Марк Вениаминович Фишман сообщил нам, собравшимся на его юбилей: «75 – это все-таки очень много». Мы ему поверили на слово. Но теперь я тоже могу это подтвердить: это действительно много!

В большинстве человеческих обществ (кроме самых примитивных) к старикам относятся с уважением. Это уважение возникло потому, что старики полезны обществам, как носители информации. Они знают по своему жизненному опыту повадки и образ жизни дичи и поэтому могут дать полезный совет – как ее лучше выслеживать и добывать. В силу своей длинной жизни они обладают ценным метеорологическим опытом: знают, когда может быть дождь или ураган, знают приметы наступающей засухи, сильных морозов или оттепели. Они знают, когда лучше сеять те или иные культуры, когда надо начинать косить и так далее. В лесу они знают грибные и ягодные места, а на реке – где лучше ловить, а где ловить бесполезно. В политике они умеют находить компромиссы, что помогает выживанию популяции.

Все это общеизвестно, и поэтому, повторяю, к старцам обычно относятся с уважением. Ну, а мы-то с вами, здесь собравшимися, ни охотой, ни рыбалкой, ни политикой не занимаемся, а занимаемся профессионально наукой – и поэтому здесь вполне правомерен вопрос: а есть ли хоть какая-то польза от старичков в науке? Ведь всё, что добыто в науке – зафиксировано в научной литературе, и читателю, по большому счету, совершенно наплевать на то, жив ли этот автор – или давно помер? Тем более у нас в геологии: старичок уже хил и слаб; его одолевают болезни; он часто передвигается с палочкой; на ученых советах в основном спит; в поле он уже не ходок – так какой от него толк? Очевидно – никакого толка нет!

Поэтому поставим вопрос в иной плоскости: вот этот конкретно взятый старикашка – он Успешный человек или нет? Это слово в нашу жизнь пришло сравнительно недавно – с возвращением к капитализму. При социализме оно было совершенно не в моде, потому что отдавало индивидуализмом, а индивидуализм в коллективистском обществе не поощрялся. Зато при капитализме это слово всегда было модным и востребованным. И им теперь очень интересуется молодежь, которая алкает жизненного успеха.

Итак, зададимся этим вопросом по отношению к докладчику: данный конкретный старикашка – успешный или нет? И я думаю, что ответ не вызывает особых сомнений: безо всякого сомнения – да! Если придерживаться такого определения: успешный – это такой человек, который добился в своей жизни поставленных перед собой целей. (Соответственно и наоборот – безуспешный, если целей достичь не удалось).

(Вещдоки успешности – гора написанных книг).

Проанализируем – из чего, из каких компонентов складывается жизненный успех мужчины. (Женщины – это особые существа, у них критерии успеха совершенно иные).

1. Во-первых, из генов – из того, что человеку дали папа с мамой.

2. Во-вторых, из сознательных волевых усилий, которые человек в состоянии развить для достижения цели.

3. В-третьих, из условий окружающей среды, в которой человек проводит свою жизнь.

3. В-четвертых, из его лично-семейных обстоятельств: были ли они благоприятными или нет.

Я начну как раз с конца и буду весьма краток. После первого неудачного опыта женитьбы (вследствие чего я, однако, заимел дочку, которой, кстати, очень доволен!) – я попробовал еще раз – и весьма удачно! С Мариной Петровной мы живем уже с 1963 года, т. е. в будущем году – будет полвека. Я могу вполне ответственно заявить, что без этого важнейшего в моей жизни обстоятельства – я бы сейчас тут не стоял... И поэтому – позвольте мне больше об этом не распространяться.

Окружающая среда – другой определяющий фактор. Десятки миллионов людей в нашей стране НЕ СМОГЛИ СЕБЯ РЕАЛИЗОВАТЬ – из-за того, что их жизнь была оборвана или навсегда искалечена войной и тюрьмой, а у миллионов из этих десятков – и тем и другим ... При этом в нашей стране были погублены самые лучшие люди – элита общества: работящие крестьяне и думающая интеллигенция.

Совсем недавно я еще раз перечитал одну из своих любимых книг – «В круге первом» Александра Солженицына, и еще раз вспомнил об этих несчастных людях из российской интеллигенции, в числе которых был и мой отец.

Очевидно, что мне необыкновенно повезло. Я ухитрился прожить целых 75 лет – и ни разу не сидел в тюрьме, не был ранен, искалечен и, вообще – даже не был никогда бит! В нашей стране – это, несомненно, колоссальная удача!

Итак, два важных компонента успеха у меня были – крепкий тыл в лице Марины Петровны и то нетипичное для России – мирное время, без массовых убийств и без войны, в котором прошли мои зрелые годы.

ДОБАВЬТЕ К ЭТОМУ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОПРИЯТНУЮ МИКРОСРЕДУ – наш замечательный Институт! Недаром же академик Соколов назвал его Голотипом академического геологического учреждения, а великий литолог и одновременно – выдающийся литературовед – исследователь творчества Твардовского и Заболоцкого, узник Воркуты и мой старший друг Адриан Владимирович Македонов как-то назвал Сыктывкар – «раем на Земле»!

Следующий компонент – волевые качества. Здесь, боюсь, мне особо похвастаться нечем. Да, я старался их в себе воспитывать и порой (!) имел в этом деле кое-какие успехи, но – до по-настоящему волевых людей мне очень и очень далеко. Так что назвать «железную» волю компонентом своего успеха я бы, пожалуй, не смог: поэтому врать не стану!

Переходим к первому компоненту – генетическому. Имея много времени для наблюдения над самим собой, – тем, что Николай Бердяев (один из моих любимых философов) так удачно назвал Самопознанием – я пришел к выводам, показанным на этом частотном графике:

----------------------------------------------------------------------------------------

График: Частота проявления врожденных способностей ЭЮЯ

----------------------------------------------------------------------------------------

Если по абсциссе отложить способности (как-то их ранжировав) а по ординате – частоту их наличия у данного лица, то получим гистограмму – частотный график.

(а) Большинство людей имеет симметричный график Нормального Распределения, где значительная доля дарований сконцентрирована возле некоего среднего значения. Различия только в дисперсиях: у кого-то график островершинный (малая дисперсия), у кого-то – более плоский.

(б) Талантливые люди имеют график право-асимметричный – у них частота способностей выше средней – повышена, она скашивает частотную кривую вправо. Чем больше эта асимметрия, тем человек талантливее.

(в) Дураки имеют график лево-асимметричный; у них наоборот, частота пониженных способностей выше нормы.

(г) Гении имеют частотный график, характерный для геохимических аномалий – не унимодальный! У них ОСНОВНОЙ график может быть любым, но есть частоты, приходящиеся на дарования, далеко превосходящие трехсигмовый предел! Это и делает их гениями – людьми исключительными. Таким был Леонардо да Винчи – вероятно, единственный в своем роде: у него были исключительные дарования, и притом самые разнообразные. У других (преобладающих) гениев аномальными бывают одно, редко два дарования.

Моя частотная кривая: в общем, ЛЕВО-асимметричная (причина того, отчего моя жена часто обзывает меня дураком – и я вовсе не обижаюсь, потому что у меня действительно ПОВЫШЕНА против нормы доля способностей НИЖЕ среднего. Но всё же эта асимметрия – НЕ РЕЗКАЯ, малозаметная со стороны (и поэтому меня, насколько я знаю, – не числят среди дураков). Недостаток природных дарований – вынуждает меня всю жизнь общаться с Умными Людьми – такими как Ткачев или Ракин. Так приходится восполнять отсутствующие у меня способности.

Однако при всем этом – у меня все же имеется небольшая доля (где-то процентов 5 от общего числа способностей) – дарований ВЫШЕ среднего. Таких способностей всего две: (1) способность очень быстро соображать ПРОСТЫЕ ВЕЩИ, и (2) способность НАХОДИТЬ аналогию в вещах и явлениях, нередко внешне несходных.

Это и дает возможность мне заниматься научной работой – т.е. в хаотической груде фактического материала – находить, по Вернадскому – «эмпирические закономерности», просвечивающие в кажущемся хаосе. Ведь практически все такие закономерности устанавливаются не аналитическим путем (для аналитического мышления мои способности заметно ниже среднего) – а просто по аналогии.

Итак, итог Самопознания: сочетание хорошей семьи, благоприятной внешней среды и наличие двух способностей выше среднего – создали предпосылки успешности в моей научной карьере.

Но есть и еще кое-какие чисто технические, методические подробности моей научной работы, о которых мне бы хотелось рассказать молодежи.

(1) Галерная работа – для достижения Большой Цели. Если у человека есть КАЖДОДНЕВНОЕ занятие, которое нельзя прекратить, от которого некуда деться, то это я уподобляю – гребле на Галере, к которой ты прикован. Не грести нельзя (надсмотрщик будет бить), и поэтому галера все время движется...

Галерная работа при всей своей тупости, иногда доводящая человека до полного физического и нервного истощения – необыкновенно ПРОИЗВОДИТЕЛЬНА просто в силу того, что она – длительная! Результат достигается не усилием ума, не вдохновением, не озарением, – а просто КОЛИЧЕСТВОМ ЗАТРАЧЕННЫХ ЧЕЛОВЕКО-ЧАСОВ!

В 19 веке был один такой химик-немец, Фридрих Конрад Бейльштейн (1838–1906), с 1865 г. профессорствовавший в Петербурге под именем Фёдора Фёдоровича (и в 1867 г. принявший российское подданство), который взялся за совершенно немыслимое, невозможное дело – составить Справочник по органической химии – каталог всех органических соединений. Как такое возможно (ведь никаких компутеров тогда не было)? – Человек этого не может! А вот оказалось – что может. Просто он занимался этим каждый день всю жизнь. А так как дней набирается (если рано не умереть) много, то и работа делается...

У меня такой Галерной работы в жизни было полно. И только этим фактом можно объяснить необъяснимое на первый взгляд количество нашей с МП научной продукции. Секрет простой и совершенно понятный – МЫ МНОГО РАБОТАЛИ.

Последняя наша Галера была связана с сочинением этих самых Финальных Индюков – Геохимических индикаторов литогенеза (литологической геохимии). Для этого в течение нескольких лет ЕЖЕДНЕВНО я должен был прорабатывать и реферировать несколько статей (по большей части англоязычных), и Галера всегда была завалена литературой, так что сидела ниже ватерлинии... Пик галерной работы приходился на выходные дни, когда можно было не ходить на службу. Всякую пятницу я с тоской оглядывал горку статей и книг, которые громоздились на столе – и которые к понедельнику я обязан был проработать (иначе галера просто пойдет ко дну).

И когда случались редкие эпизоды передышки – Галера на несколько дней оказывалась пустой, и можно было нежиться на солнышке – НЕ ГРЕСТИ – я бывал счастлив, как пушкинский «Усталый Раб».

Но странное дело – вытравить из себя (по Чехову!) Галерного Раба – уже не удается. За долгие годы так привыкаешь к ежедневной нагрузке – что когда ее нет – чувствуешь себя совершенно не в своей тарелке, и ищешь всяких способов Убить Время...

Вот почему я могу из своего Жизненного Опыта рекомендовать – искать и находить себе Большие Цели, которые можно достичь только Большим Объемом Работы. Думаю, что для таких мало-талантливых людей, как я – это хороший рецепт для получения Значимых Результатов. Ну, что делать, если не имеет человек Природного Дарования, не может сделать Внезапного Открытия (доказать теорему Ферма или решить задачу Пуанкаре!) – то зато может много чего сделать просто за счет упорства?

Пьер Кюри был несомненным гением, это бесспорно. Но вот радий они с Марией Склодовской получили только в результате каторжного, тупого, галерного труда по химической переработке нескольких тонн урановой руды в своем сарае. Но эту работу – мог сделать ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК с самыми заурядными способностями.

Или история с угольными кларками... Когда я поставил задачу оценки угольных кларков перед Мариной Петровной – она мне сразу сказала, что ЭТО – НЕВОЗМОЖНО сделать одному человеку. И действительно, в 1970-е гг. на Западе создали некий Международный проект под эгидой американцев (разумеется), где ученые из каждой страны принесли бы в клювике данные по своим угольным бассейнам, а Петер Зубовик (кстати, выходец из России) их бы обобщил.

Но – «глаза боятся, а руки делают» – Марина Петровна сделала эту работу ОДНА – просто она села на свою Галеру и гребла на ней несколько лет без продыху. Создала уникальную Базу Данных и на этой основе посчитала кларки. И в итоге ее Угольные Кларки (а потом точно так же были посчитаны и кларки Черных сланцев) – вошли в золотой фонд мировой литературы – на них теперь все ссылаются!

(2) Пропаганда результатов. После Галеры – это вторая особенность нашей научной работы.

Возможно, я единственный человек в этом Институте, кто на протяжении многих лет рассылал клиентам свои книги. В советские времена, когда книги выходили за средства госбюджета, я это делал бесплатно. Теперь, когда не только издавать, но даже и рассылать книги приходится за свой счет, я продолжаю это делать, но все же прошу клиентам возместить мне часть расходов. Например, книгу, реальная себестоимость которой была около 500 руб, я распространяю за 300 руб – для того, чтобы даже совсем бедные люди (например, аспиранты) все же смогли бы ее приобрести.

Итак, в любом случае – рассылка своих книг – ПРЕДПРИЯТИЕ БЕЗУСЛОВНО УБЫТОЧНОЕ – бизнес на этом не сделаешь...

Зачем же я трачу свои деньги (и в сумме за много лет – очень немалые, учитывая, что и тираж бюджетных книг приходилось выкупать за свои денежки!)? Затем, что таковы мои приоритеты: деньги – отнюдь не главное в научной работе!

Ибо: раз уж я посвятил свою жизнь профессиональной научной деятельности – ТО ОНА (деятельность) ПРОСТО НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА, если с ее результатами не ознакомлены специалисты. Надежда на то, что потенциальные клиенты САМИ заметят и прочтут твои книжки в современном море литературы – крайне наивна! Материальным свидетельством такой наивности, так сказать, ее вещдоками – служит доверху набитый невостребованными книгами наших сотрудников кабинет в подвале – там громоздятся горы книг, которые НИКТО НЕ ЗАКАЗЫВАЕТ И НЕ ЧИТАЕТ. Более того – исчезла и старая интеллигентская привычка ДАРИТЬ свои книги коллегам.

В итоге книги не входят в научный оборот. Печальные примеры этого я многократно испытывал на своей шкуре. Так, сочиняя «Минеральные индикаторы литогенеза», я тотально просмотрел все издания нашего института, которые были на полках в моем кабинете. И в отношении источника самородного золота Полярного Урала – сослался на хиленькие тезисы Майоровой энд Силаева, опубликованные в каком-то Богом забытом «пипифаксном» сборничке, который по определению «Никто не читает».

Каково же было мое огорчение, когда в 2008 г., в поезде «Сыктывкар–Воркута» я увидел в руках аспирантки – изданную в Екатеринбурге КНИЖКУ Майоровой о золоте! Авторша не догадалась мне ее подарить либо продать. Поэтому я этой книжки никогда не видел – и не сослался. И мне плохо (сослался на второстепенный источник), но еще хуже ей – ведь через нашу книжку, которая получила широкую известность – ее работа стала бы известной большому количеству специалистов, увеличила бы свой импакт-фактор!

Спасибо за ваше внимание!

 

 

 

Материалы на сайте: