Краткий Покровский | Lithology.Ru - Литология.РФ :

Краткий Покровский

Уральский геологический журнал, 2015, № 00 (000), с. 00–00

 

УДК  005+16+005: (552+553+553.08+543).

 

Д.чл. УАГН Я. Э. Юдович

 

Краткий Покровский

 

Институт геологии Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

 

Автореферат. Дано реферативное изложение фундаментального труда екатеринбургского геолога М. П. Покровского «Введение в классиологию». Изложение сопровождается несколькими замечаниями. В целом не имеющий российского аналога труд М. П. Покровского оценивается весьма высоко.

 

UAGS member Ya. E. Yudovich

 

Short Pokrovsky

 

Abstract. Brief synopsis of Ekaterinburg’s geologist M. P. Pokrovsky book “Introduction in Classiology” is given. Synopsis is accompanied by several remarks. As a whole, the Pokrovsky’s book, do not having Russian analogue, is valued very high.

 

 

В 2014 г. в Екатеринбурге произошло важное научное событие: сотрудник Ин-та геологии и геохимии им. Заварицкого и одновременно – многолетний преподаватель геологии студентам, Михаил Павлович Покровский выпустил, можно сказать, Труд Всей Жизни – фундаментальную книгу «Введение в классиологию». Насколько я могу судить, этот труд в российской геологии аналога не имеет.

Перед нами – толстая книга в 28 печатных листов (484 с.), изданная удивительным, я бы сказал – скандально малым – тиражом всего 80 экз.! Если её разослать по крупным библиотекам (а их не менее 40) и подарить десятку друзей – то что же останется? Останется считанное число экземпляров, один из которых автор великодушно презентовал мне – человеку, от классиологии довольно далёкому.

Чтобы оправдать авторское великодушие, я потратил неделю и не спеша, небольшими порциями прочитал книгу всю – от корки до корки.

Поскольку есть большие сомнения в том, что кто-то ещё повторит мой труд (по указанным выше причинам – гомеопатическому тиражу и немалой толщине книги), я подумал, что для читателей УГЖ (а их – немало!) будет полезно, если поместить в УГЖ реферат этой книги. Реферат, впрочем, не вполне стандартный: кое-где я даю замечания по тексту, а кое-что вообще опускаю, не реферирую. Следует помнить, что замечания сугубо субъективны, поэтому не стоит относиться к нем чересчур серьёзно. Кроме того, приводя далее структуры отдельных частей книги, мы иногда используем свою иерархическую нумерацию (потому что у автора она не везде строго выдержана).

Структура книги. Книга М. П. Покровского состоит из трех частей, которым предпослано весьма необычное начало в виде трех (!) своеобразных оглавлений – последовательно всё более подробных.

Первое из этих оглавлений называется «Общая структура книги».

Оно выглядит так:

 

Предисловие – 9 стр.

Часть 1. Введение в проблему – 18 стр.

Часть 2. Предварительные положения (пролегомены) – 178 стр.

Часть 3. Классиология (s.s.) – 212 стр.

               Раздел 1. Общие вопросы классиологии – 6 стр.

               Раздел 2. Систематическая классиология – 206 стр.

                                       Вопросы общей классиологии – 127 стр.

                                       Вопросы отраслевой классиологии – 5 стр.

                                       Вопросы конкретной классиологии – 74 стр.

Заключение – 7 стр.

Список литературы (5 стр., 300 назв.)

Предметный указатель – 8 стр.

Именной указатель –3 стр.

 

Из этой структуры, даже без подробнейших авторских пояснений, очевидно, что Пролегоменам отдана огромная доля книги – это и объясняет её название, а именно, «Введение в классиологию», а не «Классиология». Однако, не довольствуясь этим стандартным оглавлением (названным нестандартно!), автор даёт еще два, называемые как «Краткое содержание» (1 стр.) и «Подробное содержание» (11 стр.!). В последнем отражено уже до 5 уровней заголовков, например, 0, 1, 1.1, 1.1.1, и 1.1.1.1.

 

Замечание 1. Эти «структурные» новации автора у меня не вызывают никакого сочувствия. Было бы вполне достаточно традиционного (только одного!) – Оглавления, которым в данном случае может служить «Краткое содержание», тем более, что заголовки первого (высшего) уровня в тексте детализируются (как в старинных романах) помещёнными под ними заголовками более низкого уровня. В моем личном опыте (а мне приходилось издавать книги объемом и в 86 печатных листов!) я никогда не нагружал читателя подробными оглавлениями – давая их только наборщику (верстальщику) – для справки об иерархии заголовков.

 

Предисловие

0. Общие замечания по работе

1. Содержательная редакция работы

    1.1. Об относительном объеме разных разделов работы

     1.2. Об используемой литературе

     1.3. О статусе цитат

2. Техническая редакция работы

    2.1. Структура текста

     2.2. Система ссылок

     2.3. Новации в аппарате книги

3. Благодарности

4. Сокращения, используемые в тексте работы

 

Как уже сказано в Замечании 1, пункты 0, 1 и 2 мне представляются излишними. Незачем нагружать читателя всей авторской технической «кухней».

 

Часть 1. Введение в проблему (задача построения системы классиологии, специфика задачи и базовые принципы её решения)

0. Предварительные замечания

1. Проблема классификации как научная проблема

    1.1. Методологические особенности классификационной проблемы

     1.2. Онтологические особенности классификационной проблемы

     1.3. Социологические особенности классификационных разработок в научном социуме

2. Методологические особенности предлагаемого решения проблемы

    2.1. Основной методологический приём в работе

    2.2. Основные методологические принципы работы

         2.2.1. Рационализм

         2.2.2. Апостериорност

                   2.2.2.1. Генетико-дедуктивный подход

                   2.2.2.2. Достаточность материала

                   2.2.2.3. Доминанта содержательности

                   2.2.2.4. Традиционно-логический уровень строгости

       2.2.3. Базипетальность

       2.2.4. Универсальность

       2.2.5. Системность

       2.2.6. Терминологическая толерантность

3. Метаструктура классиологии

Выводы

 

Автор утверждает, что классификация как процедура и как система заложена в сфере мышления человека на биологическом уровне. Проблема классификации как научная, рациональная проблема, несмотря на кажущуюся простоту, таит в себе скрытые принципиальные трудности. Для увязки чрезвычайно разнообразных и разноплановых классификационных разработок нужна, полагает автор, единая, максимально широкая, обобщающая система классификационных проблем. Эту систему и предлагается называть «учением о классификации» или классиологией. При разработке классиологии автор опирался на 6 перечисленных выше принципов. Поясним только, что «базипетальность» – это направленность на выявление исходных (базовых) понятий и утверждений. Что касаемо «терминологической толерантности» автора, то ее можно выразить русской поговоркой: «Назови хоть горшком – только в печь не сажай». Другими словами, автор призывает не придираться к терминам, а лишь следить за тем, чтобы они всегда понимались однозначно.

 

Часть 2. Предварительные положения (пролегомены)

Исходные понятия и положения (Увы! Этот уровень заголовка автором не занумерован. Будем считать это Главой 1.)

0. О статусе исходного понятия

1. Понятия и положения, принимаемые в работе как исходные

   1.1. Объективное и субъективное, мир и субъект

    1.2. Формальный и содержательный аспект научного построения

    1.3. Объект и метод

    1.4. Свойство, признак

    1.5. Система

    1.6. Множество (класс)

    1.7. Понятие

    1.8. Термин

    1.9. Задача

2. Системность массива принятых исходных понятий

    2.1. Общая систематизация исходных понятий

    2.2. Об эквивалентности групп понятий, связанных с понятиями «множество» и «понятие»

Выводы

 

Конечно, от «понятия о понятии» читателя может бросить в дрожь… Но наберемся мужества прочитать текст и тогда выясним, что исходным автор считает понятие, не выводимое в рамках принятой понятийной системы – оно вводится как «интуитивно ясное» и поясняется примерами. Другими словами, это то, что мы привыкли считать «аксиомой». В научных построениях, отражающих объективный мир (а это делает, как известно, субъект), автор разграничивает аспекты содержательный и формальный. Системой автор называет определенную комбинацию неких составных её частей (элементов). Множеством называет совокупность объектов, однородных в некотором отношении; эти объекты – элементы множества. Понятие – это мысль, обобщающая объекты некоторого множества и выделяющая это множество по отличительному для него признаку. Из этого перечисления читатель уже догадывается о глубоком родстве этих философско-логических вещей: системы, множества и понятия… Ибо в каждом из них есть элементы и закон (способ) их соединения (комбинации). Термин – это слово, знак, чисто языковая единица. В итоге своих рассуждений автор приходит к напрашивающемуся выводу о том, что множество и понятие – суть понятия (!) в значительной мере эквивалентные.

 

Замечание 2 касается подразделения «1.9. Задача».  Любопытно, что понятие «цель» и «задача» автор рассматривает как практически одноранговые «в естественном языке». При этом автор не считает нужным упомянуть, что, например, в диссертациях они таковыми не считаются: цель всегда «старше» задачи, и одной «цели» соответствует несколько «задач» по её реализации.

 

Предварительная проблематика (Увы! Этот уровень заголовка автором не занумерован)

К понятию «сущность (попытка конструктивного осмысления). (И этот уровень заголовка – без нумерации. Будем считать это Главой 2).

 

Поскольку понятию «сущность» автор посвятил свои широко известные публикации 2000 и 2004 гг., мы здесь опустим рубрикацию этого раздела и отметим только, что сущность – это понятие высшей степени общности, то есть то, что в логике называют категорией. Философский анализ вопроса о сущности объекта показывает, что сущность, это (а) то, что присуще объекту неизменно, (б) то, что отличает его от других объектов аналогичного ранга. При таком толковании сущность оказывается (1) многокомпонентной, (2) относительной, ситуативной. Глубокое обсуждение всех аспектов понятия сущности позволяет заключить, что какое-то свойство  является тем более «сущностным» для объекта, чем для большего числа типов объектов оно сохраняет физический смысл – оставаясь при этом типообразующим – и тем самым позволяющим отличать именно тот объект, о котором идет речь. И здесь появляется мостик к классификации-перечислению, ибо всякая классификация – это как раз одно из самых эффективных средств для оценки существенности заданного свойства, и более того – для выявления новых – более существенных свойств объекта!

 

К понятию «генезис и установлению генезиса объекта или явления (Увы! Этот уровень заголовка автором не занумерован. Будем считать это Главой 3).

0. Предварительные замечания

1. Типы научных построений в связи с задачей установления генезиса

    1.1 [о генезисе объекта]

    1.2. [о генезисе явления]

2. Научные построения, связанные с генетическими реконструкциями в системе научного знания

3. К понятию «генезис»

4. Процедура установления генезиса

    4.1. [Стихийный социально-научный процесс установления генезиса]

    4.2. [Корректная конструктивная (алгоритмическая) стратегия  установления генезиса]

5. Генезис объекта и классификация

Выводы

 

Учитывая, что поголовно все геологи обожают генезис, этот раздел монографии М. П. Покровского (конечно, тоже ранее не раз публиковавшийся в разных видах) – никого не оставит равнодушным.

Автор рассматривает две группы построений в задаче установления генезиса объекта, называя их «М-построения» и «Г-построения». Первые – это вещественно-структурные характеристики объекта, вторые – собственно генетические. Автору очень нравится предложение Ю. Н. Иванова называть такие построения «механизменными». Первые в иерархии уровней научного познания относятся к низкому уровню (факты), вторые же – к более высокому (теории).

 

Замечание 3. Но В. Т. Фролов давно показал, что в геологии под генезисом понимают две разных вещи: (а) механизм формирования объекта, (б) источник материала для объекта. Например, наша генетическая классификация осадочных пород[1] (петрогенные, пирогенные, аквагенные, литогенные) основана только на втором понятии «генезиса» – а именно на источнике материала. Следовательно, термин «механизменный» для нас не годится.

 

Что касаемо понятия «генезис явления», то, согласно автору, оно в общем, ничем не отличается от «генезиса объекта». В итоге обстоятельного обсуждения, Покровский понимает под генезисом механизм, обусловивший возникновение и эволюцию данного объекта или наблюдаемого явления. Корректная процедура выявления генезиса по его представлению далеко не тривиальна и требует в общем случае: (а) фиксации того, что подлежит генетическому толкованию, (б) предварительной формулировки возможного генетического механизма, (в) доказательства возможности только такого генезиса.

 

Замечание 4. Но требование (в) именно «в общем случае» –  убивает на корню явления конвергенции, широко проявленные в геологии! Ибо имеются объекты, генезис которых может быть двояким. Например, минерал каолинит может быть и продуктом низкотемпературного гумидного выветривания, и продуктом гидротермальной «аргиллизации» вмещающих пород. И только специальное исследование может выявить истинный генезис конкретного каолинита. И для множества других минералов, как раз «в общем случае» как бы одинаковых – существуют и эндогенный, и экзогенный «механизмы» генезиса.

 

Система описания основных онтологических единиц (Увы! Этот уровень заголовка автором не занумерован. Будем считать это Главой 3).

0. Предварительные замечания

1. Система описания объекта

    1.0. Предварительные замечания

    1.1. [Состояние вопроса. Прецеденты]

    1.2. [Фрактальность, самоподобие различных блоков системы описания]

    1.3. [Базовые и производные характеристики объекта]

    1.4. [Условие рассмотрения задачи описания объекта: выделенность (фиксированность) объента и наличие его определения]

2. Еще раз о понятии объекта. Основные блоки описания объекта

3. Объекты описания и предметы описания

    3.1. [Объекты описания]

   3.2. [Предметы описания]

4. Предметы описания предметов описания

5. Содержание и способы выражения характеристик, используемых в описании объекта

….5.1. Содержание характеристик

            5.2.1. Базовые характеристики

          5.2.2. Производные характеристики

     5.2. Способ выражения характеристик

6. Характер описания

     6.1. Нуль-описание

    6.2. Простое описание

    6.3. Сложное описание

              6.3.1. Описание элементов

              6.3.2. Описание связей элементов

              6.3.3. Описание системы элементов

    6.4. Некоторые общие замечания о характере описания объекта

7. Базовая система описания объекта (общий каркас)

8. Базовая схема системы описания объекта и описание конкретного объекта

    8.1. [Объемность схемы описания даже для верхних ее уровней]

    8.2. [Возможность и целесообразность такой системы. Её значение для описания конкретного объекта]

9. Система описания объекта и классификация

    9.1. [Система описания объекта при создании классификации таких объектов]

    9.2. [Система описания объекта при описании и анализе существующих классификаций]

2. Система описания метода

В этом тексте 9 разделов и заголовки вплоть до 5-го нижнего уровня (например, 2.4.4.2). Вследствие нижеследующего замечания мы реферировать этот текст не будем.

 

Замечание 5. Нам кажется, что раздел 2. Система описания метода не имеет прямого отношения к теме книги, и без него (да еще сложным образом структурированного) вполне можно было бы и обойтись.

 

Опять-таки, попробуем мужественно перенести «предметы описания предметов» и внимательно изучить текст. Автор утверждает, что возможность создания универсальных систем описания с философских позиций базируется на единстве мира и малочисленности его исходных начал, а методически – на понимании системы описания как фрейма – то есть набора описывающих предмет рубрик в виде иерархической классификации-перечисления этих самых рубрик. Здесь возможны два вида классификаций: универсальная для верхних уровней рубрик и конкретно-предметная – для нижних. Описание объекта именуется схемой описания потому, что оно разработано только для верхних уровней. К базовым объектам описания отнесены как собственно объект, так и его генезис. В свою очередь, для генезиса базовыми предметами описания являются: тело, границы тела, поле, границы поля.

Описание объекта разделено на три вида. Нуль-описание – в нём объект условно принимается за точку и указывается положение его в более крупной системе. Простое описание – в нём всему объекту приписывается одно значение каждой из его характеристик. Сложное описание – в нём описываются и элементы объекта, и связи элементов, и как итог – описание всей системы объекта как целостной суперпозиции слагающих его элементов.

Зачем всё это нужно для классиологии? – А затем, что унифицированная система описания объектов – можно сказать, готовый исходный материал для корректного выбора основания классификации.

 

Об оценке истинности научного высказывания (Увы! Этот уровень заголовка автором не занумерован. Будем считать это Главой 5). И здесь мы опустим изложение структуры данной главы, не имеющей прямого отношения к теме книги и ограничимся только сугубо выборочным реферированием.

Автор упрекает геологию за то, что она очень интересуется новыми научными данными, но равнодушно относится к проверке их истинности. Дается определение высказывания: это мысль, представляющая собой некое утверждение, о котором разумно говорить, истинно оно или ложно, представленная в фиксированной форме (формуле, формулировке, или же в повествовательном предложении для «естественного» языка). Только для высказываний и можно вообще говорить об истинности. Истинное – это такое высказывание, содержание которого адекватно отражает некую часть действительности, к которому оно относится. Результат научного исследования, выраженный высказыванием, полностью определяется (1) исходным материалом (экспериментальным или теоретическим) и (2) методом его обработки. Автор настаивает на том, что персональное или коллективное «мнение» (на которые геологи так любят ссылаться!), равно как «общепринятость мнения», интуиция и даже практика – не могут рассматриваться как конструктивный критерий научной истины! Операционально значимыми, конструктивными критериями научной истины могут служит только экспериментальная проверка (увы, имеющая сугубо ограниченное применение в геологии) и логический анализ вывода (на него-то автор особенно надеется). Что и говорить – беспощадная, бескомпромиссная позиция, которая далеко не всем геологам придётся по вкусу…

 

Часть 3. Классиология (s.s.)

 

Раздел 1. Общие вопросы классиологии

             1. Основные понятия и термины

             2. Классификация – центральное понятие классиологии

             3. Классификация как наука

Раздел 2. Систематическая классиология

В этом разделе – сложнейшая иерархия построения текста, который почему-то снова начинается с Вопросов общей классиологии, место которым, вроде бы – в разделе 1, а не в разделе 2.

 

Мы опустим всю крайне сложную структуру разделов и ограничимся выборочным реферированием, а среди такового – самым интересным, точно отвечающим заявленной теме книги – а именно классификациями: их типами, функциями, формами. Это изложение увенчано описанием так сказать идеальной («нормативной») классификации – какой она должны быть по представлениям М. П. Покровского.

 

Замечание 6. Оно касается требования «непересекаемости классов» в главе «О нормативе удовлетворительной классификации (о требованиях к классификации)». Дело в том, что это требование не всегда реально выполнимо. Возьмём нашу химическую классификацию (см. «Основы литохимии») и такую горную породу, как существенно серицитовый сланец – серицитолит. Оказывается, по параметру ГМ (гидролизатный модуль) он оказывается гидролизатом (ГМ >0.55), а по параметру суммы щелочей (Na2O+K2O) – алкалитом (>8 %). По объему эти таксоны не пересекаются (гидролизатов в стратисфере неизмеримо больше, нежели алкалитов), а вот по содержанию – пересекаются, и ничего страшного мы здесь не видим. Основания для деления разные, поэтому никакого противоречия в этом нет. И хотя алкалиты и гидролизаты – таксоны одноранговые, мы просто произвольно принимаем, что «алкалиты» – в данном случае «старше», и называем серицитолиты именно алкалитами.

Замечание 7. На стр. 287 типоморфизм минералов назван «специальной наукой». Какая же это «наука»? Это просто раздел минералогии. Там же автор рассуждает о симметрии и Пьере Кюри. К сожалению, мимо внимания автора прошла последняя популярная книга академика Вадима Урусова о симметрии, где эта проблема подвергается очень глубокому рассмотрению.

 

Типизация классификаций делается на основе базового описания объекта и учитывает такие их особенности: (1) по целевому назначению, (2) по содержанию – то есть по собственным особенностям данной классификации, (3) по механизму создания классификации, которую автор (полюбивший «механизм») именует генезисом классификации. По целям – классификации предлагается разделить на диагностические, предсказательные и перечислительные. По содержательным признакам автор предлагает выделять классификации такого вида: районирование – периодизацию; таксономически-мерономические; объектные – средовые; вещественно-структурные; и наконец – генетические. Но и это не всё… В аспекте «генезиса» автор исследует особенности эволюции (!) классификаций и различает среди них описательные, переходные и сущностные, после чего различает и способ построения классификаций, выделяя среди них интуитивные, индуктивные и дедуктивные…

И для всех перечисленных типов, видов и разновидностей классификаций автор дает подробные описания, которые мы, конечно, реферировать здесь не можем…  Но сама эта неожиданная сложность (разнообразие и многочисленность классификаций!) свидетельствует о том, что классификационная проблема – не продукт праздного умствования (как может показаться) – а серьезнейшая научная проблема, решение которой требует значительных усилий.

Далее следуют четыре крупные раздела (как бы в ранге глав?):

 

Система описания классификации

Методика оценки классификации

Пример описания и оценки классификации

Об анализе и оценке группы классификаций

 

Опять-таки, опустим структуру изложения (особенно сложную в главе «Система описания классификации») и ограничимся выборочным реферированием первой и третьей из этих глав.

Классиология имеет два аспекта – теоретический и опытный. В первом исследуется, какими должны быть классификации, а во втором – каковыми они (имеющиеся) на самом деле являются. Вот именно в этом втором аспекте и нужна система описания классификации. Это – перечень классификационных параметров, с помощью которого можно систематически их исследовать. Этот перечень не должен допускать домыслов – он должен быть сугубо операциональным.

Автор предлагает лучшую, на его взгляд систему описания классификаций, включающую 5 крупных блоков, распадающихся на 22 показателя. Блоки такие: (1) общие данные; (2) цель классификации; (3) собственные особенности классификации; (4) способ построения классификации; (5) общее обсуждение классификации.

Показатели, входящие в состав этих блоков, следующие (слово «классификация» мы опускаем, равно как и показатели блока 5):

(1.1) автор, (1.2) год публикации, (1.3) место публикации; (1.4) литературный источник; (1.5) наименование объекта; (1.6) форма представления; (2.7) цель; (3.8) число уровней; (3.9) число выделенных классов; (3.10) число делящихся классов; (3.11) коэффициент деления; (3.12) операциональность основания; (3.13) заданность классифицируемого множества; (3.14) единство основания деления; (3.15) соразмерность деления; (3.16) непересекаемость классов; (3.17) числовое выражение границ классов; (3.18) «генетичность»; (3.19) «объектность»; (3.20) применимость к сложным объектам; (3.21) эволюционный уровень; (4.22) способ построения.

При этом показатели блоков 2–4 системы описания имеют числовое выражение (что, как известно, в геохимии особенно ценил Вернадский) – они отражают долю соответствующих классов.

Что касается «главы» 4, то здесь основным объектом анализа автора является широко известная классификация месторождений полезных ископаемых (МПИ), принадлежащая лучшему советскому знатоку месторождений – академику Владимиру Ивановичу Смирнову.

Далее следуют еще два крупных подразделения текста монографии М. П. Покровского:

 

Вопросы отраслевой классиологии

Вопросы конкретной классиологии

 

Последняя разделена как бы на 5 глав:

О классификации месторождений полезных ископаемых (МПИ)

О классификации горных пород

О классификации горных пород и МПИ: возможности единого подхода

О классификации лабораторных методов исследования полезных ископаемых

О классификации методов элементного анализа

 

Сразу скажем о двух последних главах. По принципу «размахнись рука, раззудись плечо» – автор, впервые построивший каркас всего здания классиологии, – способен, конечно, расклассифицировать что угодно… Однако я подозреваю, что как химика-аналитика (владеющего лабораторными методами), так и геолога (потребителя этих методов) – авторские разработки оставят равнодушными... Во всяком случае, мне это занятие методами кажется схоластическим и практического применения не имеющим.

Что касается «объединительной» главы, то есть замечание.

 

Замечание 8. Автор затратил большие усилия, чтобы создать кентавра: соединить классификацию горных пород (ГП) с классификацией МПИ. И здесь можно побить автора его же оружием, задав сакраментальный вопрос о цели такой классификации, или говоря словами Поэта, спросить «А на фига?». Зачем нужно объединять эти классификации? Ведь классификация МПИ – это вещь эфемерная, конъюнктурная: она определяется сегодняшними требованиями промышленности к «полезному ископаемому». И мы прекрасно знаем, что по мере исчерпания природных ресурсов и прогресса горного дела – «полезными ископаемыми» в ранге месторождений становятся всё новые объекты, которые прежде были ГП, а отнюдь не МПИ. Например, вполне вероятно, что в наступившем Третьем Миллениуме человечество начнет считать «полезными ископаемыми» черные сланцы, содержащие всего каких-то 0.05 % ванадия или 0.01 % молибдена…

 

Перейдем теперь к выборочному реферированию оставшихся «глав».

Автор без труда находит логические шероховатости в прекрасной классификации В. И. Смирнова: (1) она охватывает только твёрдые ископаемые; (2) она по генетическому признаку должна включать не три серии месторождений (эндогенные, экзогенные и метаморфогенные), а только две, поскольку метаморфогенные – тоже эндогенные; (3) она не включает техногенных МПИ; (4) она не включает коптогенных (импактных) МПИ. Вероятно, автор формально прав, но всё же я бы сделал кое-какие замечания.

 

Замечание 9. Легко понять, почему в классификации В. И. Смирнова нет месторождений «не твердых» ПИ, и прежде всего – нефти и газа. Объясняется это просто тем, что нефтяники до сих пор ожесточенно спорят о генезисе нефти (с газом ситуация яснее), причем эти многолетние споры зачастую приобретали формы совершенно неприличные… Поэтому академик Смирнов (у которого мне посчастливилось учиться на геолфаке МГУ, где он возглавлял созданную им кафедру полезных ископаемых), привыкший иметь дело с надёжными, проверяемыми фактами, имел, как я предполагаю, законное отвращение ко всей «нефтяной науке».

Замечание 10. Оно опять о генезисе…Действительно, метаморфогенные месторождения, сформированные в недрах при повышенной температуре – по этому признаку должны именоваться эндогенными. Однако по источнику материала они очень часто являются первично-осадочными, то есть экзогенными. И если не сужать понятие генезиса, сведя его только к «механизму», то многие метаморфогенные месторождения с таким же правом могут считаться и экзогенными. А это значит, что для выделения трех (а не двух) серий МПИ – есть вполне здоровое обоснование.

Замечание 11. Техногенные МПИ совсем не нужны в строгой науке… Например, отвалы дражной добычи золота на реке являются для промышленности просто отходами, а для старателя с лотком могут представить интерес как «месторождение» золота…

Замечание 12. Коптогенные (импактные) МПИ, как и метаморфогенные, имеют сложную природу. Например, в 1977 г. мне довелось открыть гидротермальное рудопроявление полиметаллов в Карской астроблеме – а именно в кремневых брекчиях, выброшенных со дна «мишени». Гидротермы были порождены метеоритным ударом, но источником металлов послужили кремнистые верхнедевонские отложения.[2]

 

Относительно классификации горных пород. Автор отмечает существование здесь (как и для других геологических объектов) двух подходов: вещественно-структурного и генетического, признавая законность каждого из них, но требуя в обоих случаях корректных процедур построения классификаций. На самых верхних уровнях классификации ГП доминирует генетическая информация о ГП, и поэтому здесь предпочтительнее и генетическая классификация. Автор делит ГП на космогенные, геогенные и космогенно-геогенные. В свою очередь, привычные читателю геогенные ГП делятся на 4 группы: (1) магматические (эндопротогенные), (2) метаморфические s.l. (эндометагенные), (3) осадочные (экзопротогенные) и (4) ГП коры выветривания (экзометагенные). Наиболее интересно и оригинально здесь выделение ГП четвертой группы, которая логически оказывается одноранговой с метаморфогенными ГП, только не эндогенными (высокотемпературными), а экзогенными (низкотемпературными).

 

Замечание 13. Автору хорошо знакома (и есть в списке литературы) наша книга «Основы литохимии», из которой он на стр. 268–271 ошибочно комментирует кусок текста об основаниях классификации – не разобравшись в смысле цитируемого (и обвиняя нас в том, в чем мы не повинны). Но дальше он, вероятно, нашу книгу читать не стал – иначе я не могу понять, отчего в классификации горных пород (ГП) нет ни одного упоминания о нашей химической классификации осадочных ГП.

 

Общее заключение

 

1. Екатеринбургский геолог М. П. Покровский опубликовал фундаментальную монографию «Введение в классиологию», включив в неё практически все свои ранее опубликованные разработки в сфере метанауки, уделив при этом основное внимание проблемам классификации геологических объектов (полезных ископаемых, горных пород), а также лабораторных методов анализа геологических объектов.

2. Дюжина наших мелких замечаний касается в основном структуры этого труда и почти не затрагивает его основного содержания. Последнее должно быть предметом профессиональной оценки специалистами в области метанауки – в первую очередь, по-видимому, философами. Они и должны высказать аргументированные соображения по существу содержания монографии.

3. Тем не менее, для нас очевидно, что по объему охваченного материала, по глубине и детальности его проработки данная монография не имеет аналога в российской науке и представляет большую научную ценность.




[1] Юдович Я.Э., Кетрис М.П. Основы литохимии. – СПб: Наука, 2000. 479 с.

[2] Юдович Я. Э., Шулепова А. Н. Рудоносные импактиты на р. Каре // Народн. хоз-во Респ. Коми, 1992. № 2. C. 357–363.