Методологические проблемы научного геологического познания. | Lithology.Ru - Литология.РФ :

Методологические проблемы научного геологического познания.

Методологические проблемы научного геологического познания.
 
Макаров В. П.
Российский государственный геологоразведочный университет. Москва.
 
В настоящее время в научной геологии сложилось катастрофическое положение. Принимаются различные меры для полного развала и практической, и научной геологии. Одними из основных приемов достижения этих целей – уничтожение научных геологических коллективов и резкое сокращение финансирования научных разработок. Это свидетельствует о серьезном кризисе в развитии научной геологии. Анализа сложившейся ситуации не существует, глубокие и истинные причины этого сокращения не выяснены. Можно выделить как минимум два кризисных периода в развитии геологии в послевоенное время. Первый период совпал с семидесятыми годами; в это время впервые заявлено о низком качестве научных исследований и процветании эмпиризма и поставлен вопрос: «геология»наука или отрасль хозяйства? Второй более резкий и серьезный кризис пришелся на девяностые годы, продолжением его стал развал геологической службы. Этот кризис продолжается до настоящего времени. 
Не малую роль в понимании последнего может сыграть анализ причин появления кризиса первого этапа. В то время было проведен анализ методологических и философских проблем геологии [В.Н.Комаров, 1974; А.И. И.П. Шарапов 19711975; Равикович, 1977; И. Ф. Зубков, 1979; Украинская школа (Л.С. Поваренных; С.В. Горак; В.И. Оноприенко и др.)19701987; Новосибирская школа (Ю. А. Косыгин, Ю.А. Воронин, A.M. Боровиков, Э.С. Еганов и др.) 19641981 и др.]. Поскольку этот анализ носил заказной характер, то его цель была ясна: нужны были не истинные причины этого явления, а доказательства, что геология это наука и, в конечном счете, оправдание финансовых потоков, направленных на развитие "научной геологии", и существования громадной, неповоротливой, часто агрессивно-консервативной армии ученых– геологов и научных работников, равнодушных к проблемам научной геологии. В результате ЦК КПСС постановил, что геологиявсетаки наука, но описательная
В то время широко муссировались предложения о теоретизации (И.В. Назаров, 1982; В.Ю. Забродин, 1987), формализации (Ю.А.Косыгин, Ю.А. Во-ронин, 1964), математизации (А.В.Букникашвили, 1972) и прочих " зациях", якобы способных вывести геологию из тупика. Широко были распространены идеи о геологической форме движения материи [5]. А.Б. Вистелиус [3] опубликовал свою работу по так называемой «математической геологии». Представителями новосибирской школы предприняты «мощные» усилия по «математизации» геологии, внедрению в нее математических методов. Была создана программа развития теоретической (математической) геологии [4, 21]. В конечном же счете, апологет этих усилий Ю. А. Воронин вынужден был заявить об их провале. По его мнению, в этом провале виноваты геологи.
Тем не менее, объективного анализа сложившейся ситуации, в том числе и в новейших работах [22, 23] не существует. В печати особенно в семидесятые годы в связи с рекламированием компьютеризации проскальзывали лишь отдельные не утешительные выводы по этому поводу (И.П. Шарапов; Н.Л. Добрецов, 1974; Г.М. Гундобин, 1975; Г.С. Вахромеев, 1976; Г.А. Кейльман, 1976; Р.И. Дубов, 1977 и др.), но их систематически замалчивали. Современные "философы" [22, 23] никаких уроков из этого не извлекли: по прошествии 30 40 лет все те же позывы к "зациям".
Возвращаясь к работам прошлых лет, заметим, что мы согласны [14] с их оценкой причин и роли геологов в провале "математизации"; однако, считаем их односторонними. Во–первых, не выяснены истинные причины негатива геологов, а во-вторых, из-за отсутствия оценки действий другой стороны. Правильно ли поставлена проблема? Те ли способы применены для ее решения? вот неполный перечень вопросов, возникающих при знакомстве с работами тех лет.
По большому счету им не удалось убедить геологов в необходимости этих новоязов. Для практических и научных геологических работ эти исследования ничего не дали. Математизаторы не создали, кроме отдельных работ о смысле тех или иных понятий, ни одной болееменее законченной концепции по проблемам геологии. В случае же, когда эти попытки приобрели некоторую форму, например [2, 8, 9, 10, 24], они не только не были продолжены, но и даже не востребованы, т.е. проигнорированы, а порой им был оказан враждебный прием, что привело к срыву подобных работ. Когда же эти решения получили законченный характер, то либо они (и задачи, и решения) носили экзотический, частный характер, не имеющий большого значения для геологии, либо (построение геологических разрезов по магнитным и гравиметрическим данным) несут ошибки в самой постановке. В целом, раздутая  "математизация"  выродилась в разработку статистических приемов подсчета запасов, что не является сугубо геологической проблемой.
Разговоры, да разговоры.
Слово к слову тянется.
Разговоры стихли вскоре,
Болтовня осталася.
(парафраз на тему лирической песни).
В методологическом плане помимо расплывчатости вводимых понятий отмечается некорректное использование соотношений между эмпирическим и теоретическим знанием, выбранных как геологами, так и математизаторами. Об этом свидетельствует сравнение их с работами специалистов в области теории познания [19, 26], не связанных с геологами в отличие, например, от [4, 5, 20], а потому не испытывающих с их стороны руководящих давлений. В целом теория познания, как один из разделов философского описания реальности, является методологической основой любых  геологических исследований. Ниже кратко изложены некоторые ее положения. Понятие "наука" в ней определяется через понятие "научная деятельность" как формы деятельности человека, в процессе проведения которой происходит поиск и изучение объективно существующих явлений и связей между ними. Тогда "наука" это систематизированный результат этой научной деятельности. Объективно существующие явления и связи между ними обычно объединяются понятием "истина". Поиск и изучение истины это два этапа осуществления научной деятельности, синонимом которой является "научное исследование". В проведении этих исследований выделяются принципиально различные эмпирический (А) и теоретический (Б) этапы.
А. Эмпирическое исследование включает стадии [19]:
1). Исходная основная стадия – научные опыты, в процессе которых добывается знание в виде данных опыта, составляющих базисное эмпирическое знание. В геологических исследованиях данные опыта добываются, прежде всего, с помощью геологических наблюдений [14].
Далее происходит различной сложности обработка данных опыта.
2). Вводятся эмпирические понятия; идет анализ, синтез, систематизация и классификация данных опыта разбиением их на однородные группы; выявляются основные (внешние) связи между группами: причинные, функциональные, структурные и др.; вырабатывается эмпирическое знание [19, с.110].
Любое явление находит свое отражение в своих понятиях, которые существуют и проявляются в общественном геологическом сознании через термины. Считается, что понятие это умозаключение, обозначающее изучаемое явление и выделяющее его из множества других явлений [В.Ф. Асмус, 1947, 1955, 1974]. Понятие состоит из главных частей: определение, отражающее сущность явления и представляющее собой перечень существенных, априорно известных объективных свойств явления, отличающих его от других близких явлений, и термина (знака), который обозначает понятие и представляет его в других умозаключениях (в текстах, физических и математических формулах и пр.).
3). Обобщение данных опыта в пределах каждой группы (внутреннее знание); мысленный переход от конечного числа элементов группы к бесконечному их числу; формирование эмпирических законов, вскрытие внутренней сущности этой группы явлений. Это знание является высшей формой эмпирического знания. На обеих стадиях могут применяться весьма сложные формы математической и логической обработки данных опыта. Однако заметим, что имеющиеся в нефизических науках методы логической и математической обработки данных наблюдений и обобщений, систематизации и классификации не могут быть отнесены к теоретическому уровню научного знания [19; с. 160]. Эмпирические законы, полученные путем обобщения, не следует причислять к теоретическому знанию [19; с. 125] (выделено нами).
Специфическое место в получении эмпирического знания принадлежит моделированию [19, 26]. "Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализуемая система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте" [26, стр. 19]. Моделирование это форма опосредованного экспериментального изучения явления. Поскольку объект и его свойства является объективно существующим, то модель дает информацию об объективно существующих свойствах этого объекта. Понятия "модель" и "моделирование"  не  тождественны значениям теории, гипотезы, логического или математического формализма или исчисления, образа или отражения вообще, познания вообще [26, стр. 87]. «К отождествлению модели и теории ведет, главным образом, то обстоятельство, что и та, и другая представляют собой качественно различные способы или формы упрощения … И, когда не считают существенным, не умеют или просто не хотят учитывать эти … качественные различия, возникает указанное отождествление…» [26, стр.14].
Б. На теоретическом этапе формируется теоретическое знание через создание научных теорий, которые не могут быть построены посредством обобщения эмпирического знания. Этап опирается на особый теоретический базис [19; с. 151]. Теория складывается из небольшой группы исходных понятий, принципов, принимаемых за аксиомы. К такому пониманию теоретического знания близко подходил А.Е. Ферсман. Элементом теории является умозаключение, тождественное [19; с. 155-159] в математике теореме и доказываемое логическими приемами. В целом теория – это истинное знание, существующее как система логически взаимосвязанных  предложений, отражающих (описывающих) существенные, т.е. закономерные, общие и необходимые внутренние связи той или иной предметной деятельности. Понятия и утверждения теории находятся в логической связи так, что из одних предложений с помощью знаков и правил выводятся другие предложения [26; с. 167 169].
В. Вся совокупность задач, решаемых при проведении научных исследований,  единственным образом объединяется в группы прямых и обратных задач. В процессе  решения прямых задач осуществляется изучение результатов протекания априарно известного геологического процесса с заранее заданными параметрами. Решение обратных задач направлено на определение типа и параметров геологического процесса по результатам его деятельности. К этому типу задач относятся практически все геологические задачи.
Оценка состояние научной геологии, опираясь на выше сказанное, приводит к неутешительным выводам [15, 16]. Они изложены ниже.
1.Часто геологию называют описательной наукой. Однако если опираться на определение понятия "наука", то понятие "описательная наука" представляется  бессодержательным. Действительно, в [14] показана двойственность понятия "геологическое наблюдение". В нем выделены статическая часть, т.е. вещественные составы геологических образований, имеющие объективный характер, поскольку определяются независимыми инструментальными приемами; и динамическая часть, отражающая связи между геологическими явлениями. Но эти связи обычно не имеют независимого инструментального подтверждения и несут в себе поэтому гипотетическую основу. Следовательно, понятие "описательная" отражает, в том числе, и описание гипотетических связей. Поскольку понятие "наука" отражает объективные свойства  явлений и связей между ними, то понятие "описательная наука" тождественно понятию "гипотетическая объективность".
2. Сопоставление определения понятий из [19, 26] с определениями одноименных понятий в работах [4, 20], С.В. Горак (1980) и других исследователей выявляет  в  последних необоснованное расширение объема понятия "теория". Например,  "теория"- это система правильно (??- M.B.) построенных высказываний, описывающих: задачу, набор моделей, аппарат для решения задачи, процедуру получения фактов и проверки их соответствия предсказанию, правило интерпретации [4]. Другой пример: С.И.Романовский определяет "теорию как универсальную модель исследуемого класса объектов, обладющую большоц степенью общности и доставляющую достоверное знание" [29, с.8]. К теоретическим исследованиям стали относить систематизированное изложение данных эмпирических наблюдений [27] и даже формируемые гипотезы ("синонимизация теории и гипотезы"  [21, стр. 9]). В результате теорией называют любое умозаключение, независимо от сущности этого умозаключения. Это расширение привело к дискредитации понятия "теория", последнее приобрело насмешливый, иронический, даже ернический оттенок, отразившийся в словечке "теоретизирование". Эмпирические же исследования абсолютизируются и представляются как единственно возможными при изучении  геологической  реальности [25].
3. Искаженность и расплывчатость представлений о "теоретическом исследовании" и "теории" обусловило неспособность геологов решать теоретические задачи, распространение различных суррогатов ("метод главных компонент", "метод распознавания образов", "системный подход" и пр.) для заполнения теоретического вакуума, осуществляя  обход теоретических препятствий и создавая видимость решения теоретических проблем. Отсюда переоценка статистических приемов исследований, несмотря на существенное искажение ими (например, корреляционные уравнения) связи между явлениями. В практике применение статистических приемов решения геологических задач кроме рекламирования  геологами своего знания представлений статистики и теории вероятностей ничего  существенного не принесло.
Вследствие этого, научные отчеты и диссертации, отражающие так называемые "научные исследования", есть не что иное, как специфическая форма производственных  отчетов (отчетов по эмпирическим исследованиям) с низким уровнем научного обобщения, выполненных по заказу организаций. В качестве примера приведем выдержки защищаемых научных положений из некоторых авторефератов.
 
1).«На территории запада ВосточноЕвропейской платформы выделяется 17 уровней корообразования, 11 из которых рассматриваются как эпохи корообразования …» (далее названия этих эпох) (Левых Н.Н., 1992);
2).«Закономерности изменения литологического состава чалактауской свиты позволили выделить 6 типов разрезов, контролируемых конфигурацией бассейна седиментации; их расположение зависит от глубины погружения дна и от удаленности береговой линии». (Литвинова Т.В., 1991);
3).«Россыпеобразующие минералы элювиальных россыпей образуют промышленные концентрации лишь в определенных подзонах профиля выветривания…, формирование которых обуславливается палеоклиматическими условиями и уровнем эрозионного среза».(Бурмин Ю.А., 1990).
4).«Верхнепермские угленосные отложения приурочены к обширной … области прогибания, образовавшейся при завершении стадии краевого прогиба в поздней перми. В формационном отношении указанные отложения отвечают позднепермской лагунноконтинентальной угленосной молассовой формации» (Кафитин Л.И., 1982).
 
Даже этот крайне сокращенный перечень свидетельствует, что так называемые «защищаемые научные положения» при весьма низкой их научной значимости соответствуют стандартным задачам, систематически решаемым производственными организациями.
Отсюда выявляется и принципиальное отличие диссертаций от производственных отчетов: в первом случае автор получает пожизненный пенсион в виде (кандидатской или докторской) надбавки и некоторые властные полномочия, тогда как геологи на производстве за такую же работу в лучшем случае получат разовую премию, порой значительно обкарнатую руководством. 
3.      Одним из способов получения эмпирического знания является эксперимент. Но его роль в решении геологических задач иная, чем в физике, химии и пр. Поскольку геологические исследования являются ретроспективными, т.е. изучают  события,  совершившиеся задолго до того, как на них обратили внимание, то ни один эксперимент в геологии не говорит о действительном механизме, но все эксперименты говорят о возможных механизмах действия (существования) геологических явлений. В связи с этим эксперимент в геологии служит только и только средством для более строгого конструирования гипотезы.
4. Произошло искажение сущности понятий "модель" и "моделирование", что уже отмечалось  ранее  [10, 12, 14].  Из формы изучения объективных свойств явлений, "моделирование" выродилось в синоним понятия "гипотеза". В ряде случаев наблюдается искажение соотношений между «моделью» и «теорией», модель, как правило, искусственно ставится выше теории. В практической деятельности «моделью» и «моделированием» часто называют также результаты рядовых производственных работ («седиментационно–емкостное моделирование» и пр.). Это говорит о том, что средства, направленные на развитие научной части геологии, выразившейся в построении различных «моделей», затрачены не по назначению, выброшены на ветер.
5. При использовании понятия "теория" обычно ссылаются на то, что любая теория отражает внутреннюю сущность явления. Но что такое "сущность" в конкретном исследовании? - не поясняется. Практика же показывает, что "сущность", "существенные" свойства явления зависят от позиции исследователя, от темы исследования и других факторов. Важность не существенных свойств,  как противоположных существенным, иллюстрируется программированием: любые, даже мелкие ошибки в написании и реализации программы (например, ошибка  даже в одну букву или в знаке препинания) может полностью разрушить программу, т.е. уничтожить ее сущность: она перестает работать.
При анализе "сущности" и "существенного", как правило, упускается их главное свойство: любое существенное свойство должно быть объективным. Выявление сущности или существенных свойств явления или связей между ними возможно тогда, если эти явления или связи между ними сами суть объективные факторы. В подавляющем же большинстве случаев связи между геологическими явлениями, например, связи, полученные при проведении "геологического моделирования", гипотетичны. В геологии полностью отсутствуют операции по доказательству объективности или независимому контролю получаемых выводов. Примером являются решения задач об источниках вещества, полученных, в частности, с помощью стабильных изотопов легких элементов. Другой примерпетрохимия. Так для описания метаморфических процессов предложено много различных уравнений выделения минералов и их ассоциаций. Например, для описания механизма осаждения гранатов написано более 30 уравнений; халькопириткасситеритовой минерализации около 11 уравнений. И хотя часть из них изучена экспериментально (?), выполнимость их в природных условиях не доказана. Даже реакция осаждения карбонатов, не однократно воспроизводимая в эксперименте, для природных условий не доказана.
6. Примеры с "математизацией" и "теоретизацией"  показали, что нельзя с наскоку, с налету, сразу построить полную теоретическую конструкцию геологии. История развития научного познания неоднократно показывала, что развитие идет постепенно от частного и единичного к общему и всеобщему; но в любом единичном и частном существуют, может быть, и мелкие задачи, но требующие строгого решения, без которого не возможно дальнейшее развитие. Теоретические исследования и проявляются, прежде всего, в решении частной прикладной задачи.
7. Геологи не  выделяют прямые и обратные  задачи, они  игнорируют это разделение в первую очередь из-за не умения решать последние. К прямым задачам относятся различные  виды экспериментальных исследований, в том числе и моделирование, по минерало–  или  магмообразованию. К обратным задачам относятся различные исследования  по восстановлению природы геологических процессов по результатам  геологических исследований. На самом деле существование    решения прямой задачи говорит только  и  только о возможности существования решения обратной задачи. Решение прямой задачи  нужно необходимым образом преобразовывать. Например, в ореольной геохимии решением прямой задачи стало установление геохимической зональности. Её непосредственное использование оказалось обреченным на неудачу. Решением же обратной задачи является изобретение коэффициента геохимической зональности (А.И. Голод, 1971; Э.Н. Баранов, 1971; [8, 9] и др.), улучшившее  результативность геохимических поисков. В геохронологии решением прямой задачи является уравнение радиоактивного распада, непосредственное использование его было не удачным. Его следствием стало появление представлений о «дискордантности». Решением обратной задачи явились различные приемы определения возраста по соотношениям изотопов свинца [17] и  других элементов. Некорректное  использование  изотопных геотермометров привело  к появлению «температурной дискордантности» (?) и  «изотопной неравновесности» (?).  Не понимание этих различий приводит к надуманным, порой драматическим противопоставлениям школ. Так, например, в литологии этот драматизм, возникший  в результате искусственного противопоставления школ Н.М. Страхова и  В.И. Пустовалова, проявился  в сборнике [6]. К прямой задаче относится определение характера осадкообразования при известных условиях протекания этого процесса. Решения этих задач приводятся в многочисленных работах Н.М. Страхова (1940 – 1960). К обратной задаче относится определение условий образования осадков при наличии информации о строении осадочной толщи. Их решение описано в работах В.И. Пустовалова, а также в работах многих геологов.
8.Можно согласиться с критикой понятийной базы геологии. Действительно, геологические понятия – часто расплывчатые, неконкретные, неопределенные конструкции. Порой определения геологических понятий – просто набор слов (например, определение «литологии», структуры и текстуры, обломочные породы и пр.). Но с каких позиций оценивать эти понятия? Создавались они не для того, чтобы их всовывали в ЭВМ, а для удовлетворения практических потребностей геологии, и с этой задачей понятийная база на эмпирическом уровне, в общем- то, справлялась. То, что эти понятия не влезают в ЭВМ, не есть главная проблема! Главная проблема состоит в том, что в геологии не создано ни одной задачи, не построено ни одного решения геологической задачи, для реализации которых необходима эта техника. В то же время бедность терминологической и понятийной баз приводит к распространению такого порочного явления, как "совершенствование понятийной и терминологической баз", которое сводится к произвольному, порой надуманному изменению объема понятия; критерии же оценки качества результатов этих работ отсутствуют.
7.     В целом же без ответа остался вопрос: есть ли в геологии задачи, требующие теоретического осмысления? Безусловно, существуют задачи, для решения которых присутствие математиков не только желательно. Например, установлены грубые ошибки в решении геохронологических задач [11, 17, 18] и задач об источниках вещества по изотопным данным. Морфологически правило фаз соответствует связи между числом граней, углов, ребер многогранника. Однако механизм этого сходства, кроме не удачных попыток М.В. Гзовского (1971) подойти к решению этой задачи, не изучен. Установлено [13], что решение задачи об источниках вещества во многом есть математическая проблема, и оно опирается на теорию линейных уравнений первой степени. Потенциально перспективной является ореольная геохимия [8], фактически  уничтоженная из-за отсутствия теоретических разработок. Однако главная проблема оставалась не решенной: что в геологии есть теоретическое? Существует ли оно? Есть ли объективная потребность в развития теоретических исследований? Либо это тема очередных диссертационных   спекуляций?
9. Говоря о нежелании геологов считаться с методологическими проблемами, математизаторы упускают, что "желание– не желание" – форма проявления "умения не умения". Нежелание геологов обусловлено тем, что они не умеют выделять, а затем решать свои теоретические проблемы. Их этому никто не учил. С одной стороны, курсы философии и математики, преподаваемые в ВУЗ– ах как методологические маяки, схоластичны и не направлены на развитие научного мышления. Представители этих направлений глубоко равнодушны к проблемам геологии. За ее счет они решают свои проблемы, часто далекие от геологических проблем. Это положение усугубляется негативным отношением геологов к категориям диалектического материализма, являющихся фундаментом науки. С другой стороны, исторически сложилось, что у геологов главным мыслительным механизмом был и есть "Молоток". Этот способ исследования полностью удовлетворял геологов- практиков и обеспечивал отнюдь не бедное существование геологов- ученых, которые поэтому не только не стремились, но и практически препятствовали попыткам изменить это положение. Наивысшим достижением считались схемы рудоотложений (правда, часто без серьезных обоснований), построение классификаций и формирование гипотез, свойственных второму этапу эмпирических исследований и выдаваемых за объективную истину. Любое отклонение от этой проторенной дороги, любые попытки подойти к анализу геологических явлений с иных позиций вызывают у геологов неприязнь и отторжение нарушителя спокойствия; нередки организационные, психологические репрессии, при этом обычно замалчиваются и игнорируются полученные результаты. Отсюда же и требования, предъявляемые к молодым ученым: они отбираются не по способности к аналитическому исследованию и возможности доведения его до логического завершения. Главными критериями являются владение способами получения информации, способность провести первичную обработку эмпирического материала, не зависимо от качества «доказательство» идей научного руководителя, запоминание громадного количества эмпирических данных, т.е. способность быть справочной машиной. Таким образом, проводится принудительный отсев исследователей, склонных к теоретическому мышлению, и, по сути, насаждается ремесленнический подход к решению геологических проблем. Всё это привело к т ому, что  геология  затерялась  где-то  на задворках  науки.
10. При высоких коммуникабельности и эрудированности методологическая безграмотность научного руководства практически всех уровней,    не способность отличить теоретическое от эмпирического, теорию от гипотезы, теорию   от модели, гипотезу от модели. Геологи отличаются беззастенчивым искажением всего, к чему они прикасаются. Ими искажены понятия «теория», «моделирование» и пр. А.А. Маракушев в одной из своих статей об изотопии перевернул проблему с ног на голову, стараясь привязать изотопные характеристики элементов, имеющие строгую теоретическую подоплеку, к представлениям о кислотности- щелочности, от которых уже давно попахивает мертвечиной.   Руководящей является сентенция: мало ли кто чего сказал, а я хочу так и баста! Отсюда же абсолютизация и переоценка места и роли «геологического наблюдения» и как следствие извращение того, что, так или иначе, отличается от «молотка»; преклонение перед западными «теориями» и методами и преследование своих отечественных разработок, особенно, если они противоречат первым; порой – воинствующая и агрессивная безграмотность (геохронология и геохимия стабильных изотопов, плюмботектоника, задача об источниках вещества, «триплеты» Дейнеса, изотопная и геохимическая геотермометрия, моделирования и др.), неприятие теоретических (в научном значении) изысканий, отсутствие ясных представлений о путях и методах решения геологических задач. Это ведет к появлению работ – пустоцветов, имеющих сейчас только исторический интерес. Как пример можно привести работы А.Б. Вистелиуса [3] по математической геологии, близкие к ним работы С.И.Романовского [30], а также А.С.-Ш. Батырмурзаева [1]  или   талантливейшего исследователя Д.С. Коржинского [7]. Исследования А.Б. Вистелиуса прямого отношения к геологии вообще не имеют. В третьей работе переоценена и не достаточно обоснована роль калий – аргонового метода в решении геологических задач. В четвёртом случае допущена серьезная ошибка, хотя ее нельзя признать виной автора. Эта ошибка характерна для всех петрохимических исследований (Н.Л. Добрецов, А.А. Маракушев, Л.Л. Перчук, И.Д. Рябчиков и др.), т.е. это – беда. В этих работах парагенезис минералов в магматических и метаморфических породах изучается с использованием физико-химических уравнений выделения минералов. Ошибка в том, что объективность этих реакций, т.е. существование их в реальных природных условиях, никогда не доказывалась, хотя многие из них и осуществлены в экспериментах. К тому же характерна ошибочная трактовка этих уравнений. Примером является реакция, предложенная В.И. Лучицким [28., стр. 366]; описывая замещение роговой обманки (далее Amp),  он приводит  реакцию 5Amp + 7W → 2 Ep + Chl + Act + Qw + 2H4Mg2Al2SiO(Act – актинолит) и пишет, что «Обыкновенно одновременно развивается эпидот Ep (более высокотемпературный) и хлорит Chl (более низкотемпературный)…». Но если минералы появляются при разных температурах, значит, они не одновременны. Следовательно, данная реакция должна быть разбита минимум на две самостоятельные реакции. Заметим, что обе работы описывают решения прямой задачи, но методика их использования, т.е. технология решения обратных задач не создана.
С этим тесно связана интерпретационная ограниченность: изучение примитивного круга связей между явлениями, отказ при заданном  объеме анализов от поисков и рассмотрения максимального количества этих  связей, ведущий  к потере информации  и  росту  стоимости работ.  В результате приходим к выводу, что как бы тщательно, скрупулёзно  не было бы  выполнено  геологическое наблюдение или эксперимент, геологическая интерпретация результатов этих исследований всегда поверхностна, примитивна и,  как правило, голословна, поскольку нет доказательств объективности  полученных выводов.. 
          Отсюда также и  монополизация геологических, в том числе и изотопных исследований, концентрирование их в так  называемых "головных"  организациях,  стремящихся вести  независимые от  геологических  научные  исследования,  присвоивших  себе право “последней   инстанции". В результате- расплывчатые  формулировки  условий и решений задач; отсутствие согласованности изотопных  и геологических  исследований; навязывание своего  видения  проблемы; нетерпимость к иным точкам  зрения; подмена рецензий цензурой (например, журнал "Геология и разведка").
        11. Незнание сущности научного исследования обусловливает не только процветание различных форм гипотез под видом «моделирования», но и незавершенность результатов исследований. Приведем несколько примеров для подтверждения этого заключения.
1). Для оценки термодинамических параметров М.Х. Карапетьянц (1953- 1956) предложил использовать эмпирические уравнения вида (Sо298) = b(Со298)+ a или (Sо298)1 = B(Sо298)2+ A, где Со298и Sо298 -  теплоемкость и энтропия химических соединений (минералов). Установлена зависимость коэффициентов а, b, A и  В  от типа химического соединения. Но доказательств этих уравнений не существует, как нет и работ по выявлению физической природы этих параметров,т.е. работа не получила логического завершения.
2).В химической термодинамике широким распространением пользуется представление об активности соединений в реакциях взаимодействия с другими соединениями. Однако, анализ показал возникновение этих представлений как не явная реакция  на нарушения требований теории размерности в виде композиций lnT, (T/P), lgm (m- масса некоторого вещества) и т.д. В результате появляются такие выражения, как RTlnР, ln PVg, Sсмеш= -nR(SXilnXi), физический смысл которых остается не ясным. Здесь  Т- температура, Р- давление, V- мольный объем, S- энтропия, Х- мольная доля  компонента, ит.д.
3).В петрологии существует метод определения температуры образования минералов с использование выражения lnK = -A/T + B, называемого «геохимическим геотермометром» (К- коэффициент распределения элементов? или их отношений, между минералами). Однако с момента его появления (в отечественной литературе это связано с именем  Л.В. Перчука (1965- 1970 г.г.)) физическая природа постоянных А и В неизвестна и на данный момент практически нет работ по её выявлению.
12.Незнание сущности «научного исследования» приводит к абсолютизации мнения научного руководителя, процветанию авторитарных методов руководства и преследованию любой, особенно обоснованной критики. Это способствует распространению такого суррогата научного исследования – как «геологическое моделирование»  в разных его формах.Не выходя за пределы гипотезы, различные «моделирования» создают видимость решения проблемы.
Вследствие этих и ряда других обстоятельств научный руководитель становится главным врагом научного исследования. Во – первых, любое научное исследование опирается на закон «отрицание отрицания», т.е. выявление ошибок в некотором исследовании (первое отрицание) и устранение этой ошибки (второе отрицание). В подавляющем большинстве научный руководитель ведет себя как удельный князек; он не желает признавать все, что не соответствует его взглядам. И как только появляется мнение, отличное от его точки зрения, научный руководитель рассматривает его как покушение на свой авторитет и принимает репрессивные меры, особенно когда это мнение отражает реальные природные закономерности и свидетельствует об ошибочности взглядов руководителя. Во- вторых, научный руководитель часто вынужден выискивать финансовые средства на проведение исследований; естественно, это достигается при поддержке высоких лиц. Как правило, эти лица, как удельные князьки, весьма спесивы, считают себя правыми и свободными от ошибок в любых ситуациях. Следовательно, любой ученый по определению покушается на авторитет этого высокого лица, а тот в отместку препятствует финансированию исследований. Поэтому роль научного руководителя сводится к нейтрализации негативного эффекта научного исследования, а это в простейшем случае достигается путем отказа от его проведения и потаканием «фокусам» этого лица. Одним словом, получается как в пословице: о начальнике как о покойнике: либо ничего, либо все хорошее.
12. Считается, что помощь развитию научной геологии может оказывать связь с производством. Однако в геологии это представление ничем не обосновано. Это положение ухудшилось сейчас после приватизации геологических объектов. Практика показала, что руководители производства равнодушны к научным исследованиям. Они считают, что новые методики или научные положения должны появляться из воздуха «по щучьему повелению», по этих лиц хотению, не желая финансировать их разработку. Научные организации   рассматриваются ими только и только как производственные отделы, выполняющие специфические, но рядовые   производственные работы, только финансируемые по статье «наука». Кроме того эти организации используются ими как трамплины в продвижении вверх по научной и служебной лестнице. Требования о предъявлении готовых разработок по новым методикам для открытия финансирования представляют собой форму завуалированного вымогательства, стремление с минимальными затратами приобрести права собственности на результаты чужого труда.
Отметим негативный характер требования «связь науки с производством». Абсолютизация ее нанесла громадный удар по научным исследования. Это связано с тем, что часто встречаются задачи, отражающие частные проблемы геологической реальности, например, определение температуры образования минералов или определение размеров частиц в осадочных породах. Они весьма необходимы для решения более крупных проблем, но обычно не дают никакого прямого экономического эффекта. Отсутствие этого эффекта либо ведет к отказу от финансирования поисков решений этих задач, нанося вред научным исследованиям, либо к искусственному притягиванию за уши этих решений к надуманным   экономическим  эффектам, в частности, присвоению этим решениям статуса  "поискового  признака", что характерно, в частности, для изотопных исследований.
13. Геологическая научная печать стала рассадником догматизма. Институт  рецензентов, возникший в советское время как орудие борьбы с инакомыслием в науке, дискредитировал себя; осталось без этического, юридического и другого обоснования право рецензента  вмешиваться в результаты научных исследований, оценивать (??) их научную значимость; беззастенчиво игнорировать их и принудительно навязывать свою точку зрения, полностью игнорируя результаты исследований, выполненных коллективом авторов. Редколлегии научных геологических журналов превратились в комитеты по цензуре. Будучи не способным объективно оценивать оппонируемую работу, рецензент  делает это только по принципу соответствия содержания этой работы либо своей точке зрения, либо точке зрения школы, которую он представляет; по конъюнктурным соображениям (в том числе как борьба с конкурентом), мести и пр. с извращением принципа конкурсности  в оценке  оппонируемой работы. В связи с этим появляются авторы, дорога в печать которым закрыта. В качестве преграды на пути опубликования их работ используются различные приемы. Это обвинения в неграмотности, «ловля блох» в оппонируемой работе. Выискиваются рецензенты с аллергией на содержание оппонируемой работы  и при наличии даже многих положительных отзывов – опора только на негативные оценки; отказ печатать работу даже с положительной оценкой;  настраивание рецензентом против автора оппонируемой работы руководства организации, где работает автор; известны случаи заказа рецензий с заранее заданной оценкой и пр. Процветанию этого способствует безнаказанность рецензента  за дискредитацию оппонируемой работы, причем автор работы ничем не защищен от самодурства и произвола рецензента и редакции. В последнее время в печати появляются сообщения о том, что к работам многих мало известных авторов  присоседиваются  некоторые  деятели  от  геологии.  Соглашаясь, в целом, с этой точкой зрения, отметим ее односторонность. Дело в том, что как правило, подобные «авторы- соседи»  часто  появляются  вынуждено: они  используются  как  средство  защиты  от  самодурства рецензентов, которые рассматривают подобную работу как безопасный способ рекламирования своей «принципиальности»..
А судьи кто?
За скудостью мозгов
К свободной мысли их вражда непримирима,
Суждения черпают у забытых столпов
Времен октябрьских
И столкновений с финном.
(парафраз по A.С Грибоедову).
14. Любой исследователь имеет право на ошибку, как на необходимый элемент научного творчества. Тиражирование же ошибок после того, как о них заявлено, сопровождаемое игнорированием, замалчиванием, агрессивным неприятием этих заявок, а порой и психологическими или организационными репрессиями, обычно называется «очковтирательством». Ниже приведены примеры программ, несущих элементы «очковтирательства»: а) решения геохронологических задач; б) решения задач на основе  геохимии стабильных изотопов, особенно задач об источниках вещества, термометрии; в) формы «моделирования»: физико-геологическое, физико-математическое, геолого-математическое, геолого-экономическое и пр.; г) геохимическая баротермометрия; д) компьютеризация геологических исследований; использование компьютеров свелось к тому, что они превратились в склады информации, заменителей чертежных отделов, игровые автоматы. Видимо, не скоро наступит время оценки вреда, нанесенного научной геологии суррогатным моделированием и бездумной компьютеризацией.
Вследствие этого геологические «теории» все более и более приобретают черты безграмотных конструкций. Все эти обстоятельства ведут к деградации геологии как отрасли научного знания, а научные же исследования, а точнее так называемые «научные исследования», будучи завуалированными формами производственных работ, являются способом разбазаривания скудных финансовых средств, отпускаемых на развитие научной геологии.
 
ЛИТЕРАТУРА
1.Батырмурзаев А.С.-Ш. Возраст, происхождение и строение Земли. Махачкала: Дагиздат, 1996 г.
2.Белов Б.И. Математический анализ составов минералов. /Кн. «Математические методы в петрологии и геохимии. М. : Наука, 1970. С. 66.
3.Вистелиус А.Б. Основы математической геологии. Л.: Наука, 1980.
4.ВоронинЮ.А., ЕгановЭ.А. Методологические вопросы применения математических методов в геологии. Новосибирск: Наука, 1974.
5.ЗубковИ.Ф. Проблема геологической формы движения материи. М.: Наука, 1979.
6.К вопросу о состоянии науки об осадочных породах. Сб. статей. М.: Изд. АНСССР, 1951.
7.Коржинский Д.С. Физико-химические основы анализа парагенезисов минералов. М.: Издание АН СССР, 1957.
8.Макаров В.П. Вопросы систематики геохимических ореолов и аномалий.// Изв. ВУЗ. Сер. Геология и разведка, 1983. №6. С. 52.
9.Макаров В.П. Простая геохимическая аномалия. Механизм ее образования. // Изв. ВУЗ. Сер. Геология и разведка, 1983. №9. С. 48.
10.Макаров В.П. К проблеме сущности моделирования в геологии. Международный семинар «Автоматизация научных исследований в геологии, горном деле, экологии». Тез. Докл. М.: Издание МГРИ, 1991. С. 52.
11.Макаров В.П. О природе обыкновенного свинца в минералах. // Отечественная геология. 1994. N5. С. 67.
12.Макаров В.П. Об эффективности моделирования при проведении экологических прогнозов. Конференция «Экология и экономика недропользования.» Тез. Докл. М.: Издание ВИЭМС, 1995. С. 20.
13.Макаров В.П. Некоторые математические вопросы решения задачи о смешении при изотопных исследованиях. IV Международная конференция. «Новые идеи в науках о Земле». Избранные доклады. М.: Издание МГГА, 1999. С. 136.
14.Макаров В.П. К вопросу о роли «геологического наблюдения» в геологическом исследовании. Тез. Докл. V Международная конференция «Новые идеи в науках о Земле». М.: Издание МГГА, 2001. Т. 2. С. 248.
15.Макаров В.П. Некоторые особенности развития научной геологии. Там же, С. 249.
16.Макаров В.П. Некоторые вопросы методологии научного геологического познания. Х научный семинар «Система планета Земля». М.: РОО «Гармония», 2002. С.19- 26.
17.Макаров В.П. Основы теоретической геохронологии.ХII научный семинар «Система планета Земля». М.: РОО«Гармония», 2004. С.228- 253.
18.Макаров В.П. Некоторые методологические проблемы геохронологии. ХI научный семинар «Система планета Земля». М.:, РОО «Гармония», 2003. С.71- 95.
19.Мостепаненко М.В. Философия и методы научного познания. Л.: Лениздат, 1972.
20.Назаров И.В. Методология геологического исследования.   Новосибирск: Наука, 1982.
21.Применение математических методов и ЭВМ при решении типовых геологических задач. Новосибирск: Издание СО АН СССР, 1976.
22.Трифонов Г.Ф., Еремеев В.В. Эмпирическое и теоретическое в геологии. Конференция «Проблемы литологии, геохимии и рудогенеза осадочного процесса». Тез. докл. М.: Издание ГИН РАН, 2000, Т. 2. С. 316.
23.Трифонов Г.Ф. Проблемы законов в геологических науках. Тез. докл. Конференция «Проблемы литологии, геохимии и рудогенеза осадочного процесса». М.: Издание ГИН РАН, 2000, Т. 2. С. 315.
24.Усманов Ф.А. Об одном подходе к математизации структурной геологии. Кн. «Применение математических методов и ЭВМ при решении типовых геологических задач. Новосибирск: Издание СО АН СССР, 1976. С. 130.
25.Фролов В.Т. Новые идеи в осадочной геологии и литологии. VI Международная конференция «Новые методы в науках о Земле». Тез. Докл. М.: Издание. МГГА, 2000. Т.1.С. 281.
26.Штоф В.А. Моделирование и философия. М. – Л.: Наука, 1966.
27.Япаскурт О.В. Исследование осадочных горных пород. Часть I. Теоретические основы. М.: Издание МГУ, 1998.
28.Лучицкий В.И. Петрография. Т.2. Горные породы. Л.: Госгеолиздат,29.
29. Романовский C.И. Динамические режимы осадконакопления. М.: Недра, 1985.
30. Романовский С.И.  Физическая седиментология. М.: Недра, 1988.
 

Примечание: Источники-

1. Макаров В.П.  Некоторые вопросы методологии научного  геологического  познания.//Мат-лы X научного семинара «Система планета Земля». М.: РОО «Гармония строения Земли и планет». 2002, С.19- 26
2. Макаров В.П. Методологические проблемы научного геологического познания.//Материалы V международной научно-практической кононференции «Динамика научных достижений-2006», Т.6. Днепропетровск: Наука i освiта. 2006. С.74-88.