"О философии геологии". Комментарии к разделу. Часть 2.

Макаров В.П.

Заметки к разделу "О философии геологии" (часть 2).

По поводу статьи  А.Б.ВИСТЕЛИУСА "СОВРЕМЕННА ЛИ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ НАУКА?"

О ВИСТЕЛИУСЕ И ДРУГИХ "МАТЕМАТИЗАТОРАХ".

Идея admin понятна, статья помещена в пику приведённому выше комментарию. Однако этот пример нельзя признать удачным. В этой работе, как и в других работах геологов, посвящённых методологическим проблемам геологии, наблюдаются недостатки, отмеченные в предыдущем комментарии. Все ссылки на первоисточники достаточно точно оцениваются фразой В.И. Ленина «сильнее кошки зверя нет». И это при том, что в гносеологии (теории познания) весьма полно разработаны методологические основы проведения научного анализа (см. литературу к комментарию). Работы А.Б. Вистелиуса необходимо рассматривать совместно с другими работами по данной тематике, например, работами Новосибирской школы (Ю.А. Косыгин и Ю.А. Воронин), Львовской школы (А.С. Поваренных и др.). К ним примыкают работы И.П. Шарапова по логической обоснованности геологических работ (метанауки, метагеология и пр.) и др. По современным данным конечные результаты этих исследований описываются сентенцией: «хотели как лучше,  получилось как всегда» (В.С. Черномырдин).

Думается, что название работы не совсем  соответствует положению дел.  Автор не сформулировал, что означает "современная". Одно дело, что"современный" означает соответствие тому времени, когда писалась статья. В таком случае вопрос не ясен. Другое дело, что "современный" означает соответствие уровню развития  науки того периода. Но и здесь  можно говорить, что статья соответствует уровню развития геологии того времени. На самом деле, вероятно, статью можно было бы назвать "объективна ли геологическая наука".  Ответ именно на этот вопрос требует более серьёзного и пристального внимания.

А.Б. Вистелис считается одним из основателей того направления в геологии, которое не верно называется "Математическая геология"м и отражает попытки использования идей математики в геологии. Однако по прошествии  стольких лет (книга вышла в 1980 г., а работать в этом направлении  начал с 1942 г. ), результат оказался весьма мизерным. Вся эта математика свелась к использованию представлений теории вероятностей, даже в сложных своих разделах, и математической статистики и  применяется ныне только в задачах по подсчёту запасов и оценке ресурсов регионов.  Его корреляционные методы вообще можно назвать недоразумением. Главная причина этого состоит не только в том, что все статистические  и вероятностные методы полностью отходят от физической или физико-химической сущности геологичеаских явлений, но и в том, что корреляционные уравнения, которые при этом строятся, дают неустойчивое решение задачи: оно зависит от числа наблюдения, от дисперсии распределений частиц, положения среднего на диаграмме и пр. Они искажают взаимоотношения между точками. Они не создают основу для реализации главной задачи науки - доказательства объективности выявляемых решений. Вместо этого они созают условия для клонирования гипотез и гипотезоподобных решений, которых в геологии тьма тьмущая.

Подытоживая результаты этих исследований, можно оценить их словами Ю.А. Воронина, одного из идеологов этого направления,- это направление потерпело провал, всю вину за это он свалил на геологов. Тем не менее, дурной пример оказался заразительным. В последние годы опять появились призывы к различным математизациям, формализациям и другим «-зациям» (Трифонов Г.Ф.. Еремеев В.В., 2000).

Оценка Ю. А. Воронина весьма односторонняя. Не отрицая подобного вывода, заметим, что в значительной мере в этом виноваты и сами «математизаторы». К сожалению, должная независимая оценка этих работ отсутствует, но можно отметить некоторые её аспекты. Оставляя в стороне некоторые политические аспекты негативного отношения геологов (что конечно, имело место), а принимая во внимание сущностные стороны деятельности «математизаторов», можно легко понять причины этого негатива. Критикуя те или иные геологические концепции, они не создали сколь-нибудь значимой концепции в соответствии со своими взглядами. «Математизаторы» абсолютизировали роль статистических приёмов исследования, являющихся вспомогательным методом и предназначенных для обработки (организации) геологической информации. Но эти статистические приёмы (например, стохастические модели (правильнее гипотезы!!) осадкообразования или раскристаллизации магм) ничего не дали для понимания природы механизмов протекания геологических процессов. Практически все работы, в которых использовались эти приёмы, по существу не решали научные проблемы, а рекламировали умение авторов пользоваться этими приёмами. Это относится к работам и Вистелиуса, и его последователей (например, С.И. Романовского (1970 - 1988)).

Напичканные высокими идеями и ещё более высокими способами их реализации, они прошляпили грубые методические и методологические ошибки в геохронологии и геохимии (например, геобаротермометрия и источники вещества). Известные теоремы Вистелиуса – Сарманова оказались ограниченными. Применение их в геохронологии показало, что выражения вида iPb/204Pb мало информативны. Обвиняя геологов в некорректности их понятий, «математизаторы» не создали свою строгую понятийную базу; все понятия, которые они предлагали в своих исследованиях, обладали теми же недостатками, что и существующие понятия: они также неконкретны, расплывчаты и пр.

В целом же, учитывая апломб и менторский тон этих работ, основной их недостаток заключается в том, что они выбрали совершенно не верные подходы к анализу решений геологических проблем и угробили тем самым громадные финансовые средства, направленные на развитие научной геологии. В настоящее время эти работы имеют исключительно исторический интерес и являются иллюстрацией того, как не следует проводить исследования подобного типа. Работа на «гудок» никогда не приносила ощутимых результатов.